Синдром жертвы

Жовтень 6, 2009 – 4:12 pm

Менталитет каждой нации имеет свои особенности. Украинцы, например, очень любят плакаться: мол, все соседи нас обижают, не дают нам развиваться свободно и счастливо. То одни пытаются лишить нас независимости, то другие. А мы хорошие и никому ничего плохого никогда не сделали. Одно слово – невинные жертвы. В науке такая особенность массовой психологии называется “синдромом жертвы”. Она очень вредит нормальному развитию нации, обрекая ее на постоянные неудачи.

Не только нам присущ этот синдром. Страдали на него, в частности, и сербы. Они также имели несколько веков без государственной истории, поэтому подозревают заграницу (европейскую, американскую, азиатскую) в том, что она стремится одеть на их народ очередное ярмо. А страданий на долю братьев-славян выпало немало. Лишь в двадцатом веке они пережили две балканские, две мировые войны и несколько вооруженных конфликтов с соседями во время распада Югославии. Так что опыт борьбы (и поражений) имеют большой. В последнее время ревностно вытравливают из собственного сознания “синдром жертвы”, потому что увидели всю его опасность для своей дальнейшей судьбы.

art15

Свободу же теряют, как правило, те народы, которые не могут в силу своей слабости (экономической, военной, психологической) оказать действенного сопротивления иностранным агрессорам. Слезами тут не поможешь – необходимо решительно бороться за свои права, а когда нужно, до последнего отстаивать их с оружием в руках. В мире уважают сильных, уважают мужественных и последовательных. К слабым отношение совсем другое. Жертвам не стоит рассчитывать даже на искреннее сожаление, что уж говорить о справедливости…

В свое время этим синдромом болели поляки. Их родина более 120 лет была разделена между соседними государствами, и поляки постепенно привыкали постоянно жаловаться на несправедливость судьбы. Правда, время от времени они поднимались на восстание, чем поддерживали соответствующий тонус в обществе. А при первой же реальной возможности в 1918 году восстановили свою государственность. Украинцы тогда не смогли воспользоваться своим шансом, прежде всего через свою внутреннюю разобщенность и легковерность. Сейчас при упоминании о событиях 1917-1921 годов в Украине чаще всего обвиняют в тогдашних неудачах не киевских бездарей-политиков, а опять же соседей-агрессоров. Но мощные украинские Вооруженные силы даже не успели вступить в бой с нападавшими, так как были распущены собственными фантазерами-социалистами из Центральной Рады. И наше крестьянство поначалу бросилось в объятия большевиков за политическую наивность и непрофессионализм тех же фантазеров – московские коммунисты умели обещать “рай земной” куда привлекательней, чем записные говоруны украинского социалистического движения. Украина в первую очередь стала жертвой своих недотеп-политиканов, а лишь потом – иностранных захватчиков. Об этом необходимо постоянно помнить.

“Синдром жертвы” обезоруживает того, кто поддается этому соблазну. Он позволяет снимать ответственность за собственную судьбу с себя самого и переводить ее на чужих людей. А это лишь консервирует незрелость нации, культивирует в ней безответственность и податливость внешним влияниям. Только опора на собственные силы, постоянное подчеркивание исторических побед своих предков позволяет успешно бороться за место в этом жестоком мире. Таких побед было много и в княжескую эпоху, и в славные казацкие времена. На них следует воспитывать новое поколение победителей, а не воспроизводить из поколения в поколение безвольных страдальцев, которые умеют только терпеть презрение к себе и ныть над собственной несчастной судьбой.

Речь идет не только о военных победах, но и о взлетах национального духа в искусстве, науке, в различных областях творчества. Прежде всего, силу дают нам огромные духовные сокровища родного народа, созданные поколениями религиозных подвижников, уважаемыми в христианском мире украинскими святыми. Да и на поле боя украинцы никогда не отставали, но нередко эти подвиги “приватизировались” чужаками.

Здесь можно вспомнить, на чем воспитывают свои новые поколения наши соседи-россияне. Когда-то Московское княжество было маленьким и слабеньким, полностью зависимым от татар. Но в 1380 г. князь Дмитрий Донской разгромил на Куликовской поле войско татарского темника Мамая, и это событие россияне воспевают до сих пор. А успех битвы определил удар засадного полка воеводы Дмитрия Боброка-Волынского, сформированный из уроженцев нашей Волыни. Для современных россиян они – “русские”. Неужели и для нас тоже?

Хотя хан Тохтамыш в 1382 г. захватил и сжег Москву, а московиты еще целое столетие находились под властью Золотой Орды, в общественном сознании россиян Куликовская битва занимает очень важное место. Если бы они страдали “синдром жертвы”, то скорее оплакивали бы сожжение Москвы Тохтамышем. А так могут даже собственным историческим поражениям предоставлять статус победных символов. Как сдан врагам Севастополь или затоплен своими моряками крейсер “Варяг”, который в бою с японцами не повредил ни одного вражеского корабля. Не мешало бы и нам учитывать чужие примеры и брать за образец те из них, которые позволяют воспитывать национальную гордость и избавляться губительного “синдрома жертвы”.

Благодарим за содействие в переводе статьи сайт Новинки плееров и сайт Новые Лексусы в России

Можливо, Вас зацікавить:

Ви повинні увійти щоб залишити коментар.