Врачебное самоуправление

Травень 18, 2010 – 8:37 am

“Возобновление Украинского врачебного общества в 1990 году стало попыткой изменения государственной модели организации здравоохранения, – рассказывает член УЛТ, директор Госпиталя им. митрополита Андрея Шептицкого во Львове доктор Владимир Семенив. – Для этого нужная децентрализация управления охраной здоровья через изменение командно-административной модели управления на общественно-административную и внедрение профессионального врачебного самоуправления. Такая модель медицинских ассоциаций или орденов успешно действует в мире и в свое время была у нас”.

Господин Семенив рассказал, что в Австро-Венгрии после реформы империи 1861 года начали постепенно внедрять институты общественного самоуправления. В 1880 году создана Врачебная палата – сословный орган врачей, которому государство делегировало задание, : допуск тех или других врачей к практике, контроль за качеством работы, лишения недостойных права на практику. Эта модель до сих пор актуальна. Скажем, в США медик не может практиковать, если не является членом Американской медицинской ассоциации или профсоюза врачей. В Польше главный врач может принять на работу медика лишь тогда, если его лицо согласует самоуправная Врачебная палата. Органы врачебного самоуправления действуют в свыше 100 странах мира, скажем в США с 1847 года, Швейцарии – с 1867 года, Канаде – с 1912, Германии – с 1947, Турции – с 1973 года. Они выполняют немало с того, что в СССР перебрало на себя государство.

Закон нечитаный

“Сейчас у нас так называемая “семашкивска система медицины”. Первый нарком медицины Семашко считал, что врачи должны быть государственными служащими. Бюрократическая система ввела методы ручного управления, безапелляционное выполнение приказов руководства, централизованные инструкции больницам, невзирая на ситуацию, – говорит Владимир Семенив. – И до сих пор реорганизация больниц происходит централизовано”. Главный врач не может “самовольно” изменить или расширить свою структуру. А лицензию на врачебную практику или определенную категорию предоставляет управление здравоохранения.

ВУЛТ из 2008 года является полноправным членом Мирового врачебного общества (World Medical Association) и Европейского форума врачебных обществ/ВООЗ. Лет семь тому назад общество оживило сотрудничество с врачебными организациями Германии, Польши, Болгарии, Финляндии и тому подобное. Украинские врачи побывали там i собственными глазами увидели, как функционируют структуры гражданского общества, какие права и полномочия имеют врачебные организации. На этом фоне четче проступила потребность позитивных изменений в отрасли здравоохранения Украины. “Существующая с большевистских времен система не разгосударствляет и продолжает использовать врачей. Место работы, зарплата медиков зависит от государства, ведь частных заведений – всего 4 процента. Врач не имеет голоса”, – говорит председатель Всеукраинского врачебного общества, председатель Общественного совета при Министерстве здравоохранения Олег Мусий. – Мы выступили в качестве инициаторов реорганизации старой системы здравоохранения, где, кроме МОЗ, полномочия имели бы профессионалы-практики. Подали проект закона “О врачебном самоуправлении” в Верховную Раду еще в 2005 году. Впрочем к сессионному залу он за эти годы так и не дошел. Все говорят об изменениях: медицинское страхование, реконструкцию медицинских заведений, семейную медицину и тому подобное. А прежде всего нужно изменять управление системой”. Кстати, в Польше сейм уже принял около 20 законов о регуляции разных профессиональных самоуправных организаций.

Состоятельный врач – довольный пациент

Какая разница пациентам – “совковая” у них система здравоохранения или самоуправная? “Организация, отстаивая достоинство врачей, стремится, чтобы доверие к ним было высоким, – объясняет председатель Украинского врачебного общества во Львове, врач-кардиолог Андрей Базилевич. – УЛТ не заинтересовано братья в свои ряды медиков, которые работают некачественный и делают с пациентами неэтично”.

Интересно, может ли врачебное общество противодействовать коррупции в медицине? Имело ли бы утручатися, когда коллега берет заранее деньги за операцию, которая оказывается неудачной? “Общество имеет Суд врачебной чести. Подобные структуры есть во всех медицинских ассоциациях мира, – рассказывает доктор Владимир Семенив. – Ошибками врачей, разбором сложных, противоречивых ситуаций должен заниматься не чиновник-бюрократ, а группа независимых экспертов, которые имеют большой опыт и моральный авторитет”.

В 1910 году, когда создавалось УЛТ, одним из заданий была популяризация здорового образа жизни (в 1920-ые годы члены УЛТ создали Гигиеническое общество, организовывали передвижные выставки в городках и селах и читали лекции). Это важно и для нынешних пациентов, немало из которых нуждаются в элементарных знаниях о гигиене. Но могут ли сегодня медики на общественных началах ездить по далеким селам с лекциями? “Сегодня врачи преимущественно не имеют времени на общественную работу, потому что, чтобы выживать, вынужденные набирать по полторы ставки, – говорит Владимир Семенив. – Когда-то врачи были более состоятельными, могли организовывать выставки и даже давать средства крестьянам на лекарства. В настоящее время врач вынужден выживать, тратить усилие на решение социальных вопросов, вместо совершенствоваться. Когда украинский врач будет иметь такой же высокий статус, как медики всего мира, будет лучше и пациентам”.

Медики – заручники системы

“За 1500 гривен невозможно пропитаться и удержать жилище, не говоря уже о повышении квалификации, Интернет, книжные магазины, соответствующий вид, – говорит Андрей Базилевич. – Зарплата не зависит от качества и интенсивности труда. В государственных заведениях платят за услуги врача неофициально, “благодарят”, при этом между врачом и пациентом отношения не оформлены юридически, поэтому пациенту не гарантировано качественное лечение. И все эти вопросы должно отстаивать именно врачебное общество”.

Не радует пациентов и то, что врачей в Украине все уменьшается. Как свидетельствует председатель ВУЛТ Олег Мусий, их недостаток в государстве представляет уже 25 процентов. Государство декларирует, что в Украине 220 тысяч врачей. В действительности их осталось около 170 тысяч. Зарплата мизерна, тяжелые условия труда – молодежь не идет, а пенсионеры освобождаются. Следовательно, система – в кризисном состоянии. Среднеевропейский показатель – приблизительно 35 врачей-практиков на 10 тысяч населения. В Украине – вместе с управленцами, администраторами, теоретиками, преподавателями – на такое количество приходится 42 – 46 медиков. Среди них практиков – приблизительно 25 на 10 тысяч населения. Врачи, которые работают из социально опасными болезнями, особенно незащищены. Хирурги рискуют заразиться ВИЧ/спидом, туберкулезом, сифилисом, вирусным гепатитом или другими инфекциями. В соответствующей защите и реабилитации нуждаются и врачи скорой помощи, анестезиологи и реаниматологи, психиатры.

“В настоящее время пресса часто пишет, что виноваты в сложных ситуациях являются исключительно врачи, – говорит Андрей Базилевич. – Но медики часто являются заложниками системы, в которой работают”. Да, до сих пор не настроено соответствующее правовое образование и медиков, и пациентов : они временами не знают законодательства, своих прав и обязанностей. Курс “медицинского права” читается всего в трех университетах Украины, а соответствующие услуги предоставляют лишь десяток юридических фирм. Не повод ли задуматься державотворцам, в частности из Верховной Рады? И таки пойти на сотрудничество с граждански активными специалистами-практиками. Хотя ответственное самоуправление любых профессиональных общин возможно лишь при условии соответствующей среды законности в стране.

Ви повинні увійти щоб залишити коментар.