Господь простит

Квітень 27, 2010 – 8:59 am

Почти каждого рецидивиста, с которыми удалось пообщаться журналистам, незаурядно интересует тема Божьего прощения. Одни осужденные помогали оформлять молитвенную комнату и отвечают за ее посещение и сами непрестанно молятся, другие – мечтают после “отсидки” посвятить жизнь миссионерскому делу. Один из осужденных для начала собирается вступить к духовному училищу. То, что у него уже третья судимость за разбой и похищение авто, человечища не тревожит. Мол, Бог всем прощает, кто ему служит.

Еще большая набожность наблюдается в отдельных “довичникив”. Полковник Доробалюк говорит, что в секторе для держания лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы, служит ограниченный круг лиц – лучшие из лучших, со стажем работы не менее десяти лет. Мол, народ здесь не простой. Единственный гражданский, который бывает здесь регулярно, – православный священник Зиновий Ромах. Когда шансы выйти на волю почти равняются нулю (по закону, отсидев 20 лет, “довичник” имеет право хлопотать о помиловании, но не факт, что ему его предоставят), даже самые кровавые убийцы начинают думать о Боже спасение.

В “довичникив” лишь час прогулка на сутки в маленьком прогулянковому дворике с решетками вместо потолка. Остальное время они проводят в камере, которая закрывается крепкими решетками, а потом еще и тяжелыми треугольными дверями с двумя летками. Их также привлекают к работе, которая не нуждается в специальных умениях и оборудовании, : вручную они шьют заготовки для кожаной обуви и футбольные мячи. Журналистам позволили позаглядати в летки камер : кто-то смотрит телевизор, слушает музыку, или читает газеты. Преимущество предоставляется религиозной прессе.

“Читаю лишь духовные газеты, – говорит осужденный пожизненно Евгений Рожков, что вместе со спивкамерником Сергеем Циганком согласился пообщаться с журналистами через решетки. – Ведь тюрьма создает лишь условия для перевоспитания, а перевоспитывает лишь Бог”. “Каждого дня прошу в Господа очистки души, умиротворения, – добавляет Сергей. – Потому что если каждый поймет за что он здесь, то придет и освобождение”.

Оба “довичники” из камеры №1 со вспышкой в глазах говорят, что хотели бы переиграть все в жизни, если бы в них был такой шанс. “Мне бы хотелось изменить то, которое было заложено воспитанием в детстве, тогда бы я не ступил на скользкий путь и не попал бы сюда”, – говорит узник Евгений.

Бердичевская исправительная колония № 70 построенная еще во времена императрицы Екатерины ИИ и выполняла функции пересылочной тюрьмы. В настоящее время эта колония является учреждением максимального уровня безопасности, где отбывают наказания осужденные, что совершили тяжелые и особенно тяжелые преступления. Состоянием на 1 июля 2010 года в этой колонии воздерживается 591 осужденный, из них 30 – осужденные к пожизненному лишению свободы. Большинство осужденных – неоднократно судимые рецидивисты (практически каждый третий “сидит” за убийство), среди них немало таких, которые повторно совершили преступления и “заработали” дежурную судимость уже за решеткой. Потерпевшими от их преступлений на свободе стало свыше 500 лиц, преимущественно, из незащищенных слоев населения (несовершеннолетние и люди преклонных лет).

Тюремная столовая поражает своим меню. Мы попали к ней, когда на столах накрывали обед из трех кушаний. На столах уже стояли кастрюли с украинским борщом (начальник облуправления Гос­департаменту Житомирщины Виктор Машкивский и несколько журналистов не удержались от этого кулинарного “искушения” и попробовали первое кушанье), на второе – жареная рыба и на выбор – рис, перловая или пшеничная каша. Для тех, кто нуждается в диетическом питании, в колонии существует восемь разных рационов. Прокормиться учреждению помогает собственное подсобное хозяйство: на мине-птицеферме выращивают перепелов и кур, на собственном водоеме – до 20 тыс. высокопроизводительных пород рыбы – карпа, толстолобика, белый амур, а среди животных преимущество предоставляют свиньям и нутриям.

В колонии каждый осужденный имеет возможность учиться в школе и профтехучилище за 16 лицензированными профессиями. Поражает и производственная зона, особенно ассортимент продукции, которой в колонии делают свыше 500 единиц, : разная мебель, паркет, изделия из бетона и брусу, тротуарная плитка и даже кожаные футбольные мячи. Отдельные виды продукции (например, деревянные заготовки к европоддонам) идут на экспорт за границу. Следовательно, “зона” способна сама себя прокормить. Полковник Доробалюк говорит, что работают здесь все, а кто пытается уклониться – получает выговоры. Средняя зарплата осужденного – 1800 гривен, поэтому он может себе позволить покупать отдельные продукты в тюремном магазине или передавать деньги на волю родным.

Ви повинні увійти щоб залишити коментар.